Не убивай меня, я тебя защищаю

Людмила 70 лет и Чарли

Пятилетний Чарли медленно погибал. Совсем слабый, он уже перестал вставать: паралитическая чумка дала осложнения. В приюте давно ни на что не надеялись: ну, не жилец. 

Людмиле в тот год исполнилось 68. Привыкшая жить для всех, но не для себя, Людмила всегда спешила на помощь тем, кому она была нужна. Одна воспитала дочь, потом утонула во внуках, а когда те выросли, начала помогать бездомным кошкам. 

Каким-то неведомым стечением обстоятельств Людмила узнала про Чарли. И все внутри нее содрогнулось от жалости. Женщина думала, что берет Чарли на «доживание», — так ей сказали в приюте. «Не пожил, так пусть хоть умрет по-человечески», — думала она.

Было непросто. Назначенные врачами лечение не помогало: состояние Чарли ухудшалось, его колотил непрекращающийся нервный тик. Каждые три часа Людмила на руках выносила трясущуюся собаку во двор. Соседи, глядя на лежащего на земле Чарли, все как один советовали не мучить псину — усыпить. Но даже в таком состоянии Чарли лаял на всех, кто подходил к Людмиле близко. Он как будто говорил ей: «Не убивай меня, посмотри, я тебе защищаю». И Людмила это поняла и сказал себе: «Чарли до последнего будет жить».

И вдруг наступило улучшение. Людмила с Чарли попали к другому врачу, тот пересмотрел назначения и выписал новые лекарства. Людмила не верила глазам: Чарли начал понемногу оживать…

Сейчас Людмиле 70. Соседи больше не называют ее садистской, а говорят, что она молодец. Сама Людмила отмахивается: «Это Чарли молодец. Благодаря нему я всегда в хорошем настроении и не помню, что мне восьмой десяток. Бог дает мне силы и энергию через него».

Мы с Людмилой болтаем на скамейке у ее дома, Чарли преданно сидит рядом с хозяйкой. Вдруг поводок натягивается — это Чарли залаял и рванул за соседской кошкой. «Ну, нам пора, а то Чарлик весь двор на уши поставит!» — Людмила присвистывает, пес тут же возвращается к ноге, и они оба скрываются за дверью подъезда.

«Доживание» не удалось. Зато пожить — весело и вместе — очень даже получается.